Табори Джордж

(1914, Будапешт - 23.07.2007, Берлин)

24 июля 2007 г. немецкие СМИ сообщили о кончине старейшего театрального деятеля Германии Джорджа Табори. Немецкий режиссер скончался 23 июля в Берлине в возрасте 93 лет.

В 1968 году, когда молодежь толкала на улицы не жажда развлечений, а муки совести за преступления старшего поколения в годы национал-социализма, в Берлин из Америки прибыл венгерский еврей, чей отец и большая часть близких родственников были замучены в Освенциме, и уже очень скоро поставил в театре им. Шиллера спектакль, в котором узники концлагеря убивают и намереваются съесть одного из "своих" и при этом вовсю веселятся по поводу нечеловеческих условий лагерного заключения.

В интервью создатель "Каннибалов" - так называется пьеса - рассказал тогда помимо прочего, как он в начале 30-х годов увидел одиноко стоящего у окна Гитлера и испытал к нему большую жалость.

Игрок человеческого театра

Немецкой публике потребовалось больше, чем доля секунды на то, чтобы понять и принять черный юмор Джорджа Табори, режиссера, который именует себя "постановщиком", работающим с главным сценическим фактором - актером - в "человеческом театре". Режиссер уж очень напоминает слово "режим", больше Табори нравятся обозначения "театральный деятель", "постановщик", "игрок". В 2004 году, в день своего 90-летия, патриарх немецкоязычного театра с радостным удивлением отметил: "Я старейший из работающих ныне театральных деятелей мира."

Родившийся в 1914 году в Будапеште Джордж Табори в последние годы своей жизни не так хорошо, как раньше слышал и видел, и для писательского труда у него поубавилось энергии, но идей для новых постановок у него было много. Так, в Берлине состоялась премьера его нового спектакля "Смертная казнь". "Я смотрю на мир глазами ребенка и замечаю при этом много нового", - так однажды описал режиссер источник своего вдохновения.

Разносторонний космополит

50 пьес на его счету, четыре романа, бесчисленные рассказы и радиоспектакли, военные репортажи для BBC, секретные донесения для британской разведки, сценарии для Хичкока и прочих голливудских режиссеров, переводы для Бертольта Брехта. Немного владеющий немецким космополит ставил свои пьесы - в выполненных его супругой переводах - на театральных подмостках Бремена и Бохума, Мюнхена и Вены, и конечно же, снова и снова - Берлина. Об эпохе Бертольда Брехта и Елены Вайгель он вспоминал с ностальгическим сожалением: "Немецкий театр был тогда для меня эталоном".

Нелестный диагноз

Будущее немецкой сцены он, напротив, видел довольно мрачным: "финансовые и художественные проблемы неотделимы друг от друга. Немецкий театр уже никогда не будет столь важным, как раньше". В тоже время, отмечал Табори в интервью накануне своего юбилея, ему присущи "целостность и готовность к экспериментированию". Немецкий театр - это прочный "супружеский брак" в отличие, скажем, от американского театра, который сравним, словами Табори, с "поспешным визитом в бордель". В Германии надо быть благодарным тому, что существование театра не зависит от его успеха: "здесь не зависишь ни от кассовых сборов, ни от критиков, ни от публики". Но кардинальная проблема немецкого театра, по мнению патриарха, заключается в его оторванности от реальной жизни: "меньше надо заниматься самолюбованием и больше обращать внимание на современность".

За каждой шуткой - катастрофа

В 1992 году Джордж Табори стал первым не-немецкоязычным автором, удостоенным престижной премии имени Георга Бюхнера. У Табори "за каждой шуткой скрывается катастрофа", - сформулировало тогда жюри творческое кредо великого патриарха. Патриарх не стал возражать. Однажды сняв табу со сценического образа Холокоста, он долгое время продолжал переосмыслять за немцев их прошлое и веселить далекую от театра публику анекдотами о том, почему Томас Манн ненавидел гораздо более остроумную Грету Гарбо, о неприветливом Брехте и его очаровательной супруге Вайгель и о том, как в 1933 году, в бытность свою гостиничным боем, он лицезрел Геринга в лиловой пижаме на одном из этажей отеля "Адлон".


Элеонора Володина
Источник:
Deutsche Welle