Маркус Дэвид

Он был лучшим человеком из всех, с кем мы имели дело. Д. Бен-Гурион, первый премьер-министр государства Израиль

Рыцарь без страха и упрека

Дэвид Дениэль Маркус родился в Бруклине в 1901 году в ортодоксальной еврейской семье. Выпускник Военной академии Уэст-Пойнт, в армии оставался до 1926 года. Получив через год степень по юриспруденции, Маркус работал адвокатом в Нью-Йорке и достиг на этом поприще неплохих результатов. Его юридическая практика продолжалась до начала Второй мировой войны. Службу в годы войны начал в пехотной дивизии, затем в Пентагоне в штате генерала военной разведки Джорджа Маршалла. Как юридический консультант Маркус сопровождал президента Рузвельта на Тегеранской конференции. В июне 1944 года участвовал в десанте англо-американских войск в Нормандии. В феврале 1945 года он сопровождает американского президента в Ялту.


В Германию Маркус попал в конце войны. Занимался вопросами подготовки кадров и высшего планирования.

В мае 1945 года Маркус посетил Дахау. Увиденное потрясло его. Он заинтересовался историей сионизма.

Профессиональный юрист, Маркус принимал участие в Нюрнбергском процессе над главными нацистскими преступниками. Находясь в Германии, стал помогать членам еврейской подпольной организации "Хагана", которые по поручению руководства прибыли из Эрец Исраэль и нелегально действовали среди евреев, находившихся в лагерях для перемещенных лиц. Посланцы "Хаганы" проявляли заинтересованность и в приобретении американского оружия, амуниции. Многие американские офицеры и солдаты оказывали по возможности им содействие в этом. Понимал важность этого дела и Маркус. Он был осведомлен также о посещении Германии в октябре 1945 года Бен-Гурионом, который приезжал в лагеря смерти Дахау и Берген-Бельзен, где встречался с уцелевшими узниками-евреями, не определившими еще место будущего жительства. Бен-Гурион ратовал за их поселение в Эрец Исраэль, подчеркивал важность превращения его в "еврейский центр". В 1947 году в чине полковника американской армии Маркус ушел в запас и вернулся в Соединенные Штаты.

27 ноября Генеральная Ассамблея ООН приняла историческое для еврейского народа решение о создании еврейского государства. Лидеры Временного еврейского правительства знали, что арабские страны, воспротивившиеся решению ООН, развяжут войну объединенными силами. Бен-Гурион направил в США своего эмиссара майора Шломо Шохара с целью приобрести оружие, а также найти опытного военного специалиста, согласного приехать в Эрец Исраэль для оказания помощи в организации еврейской армии.

Пять человек из шести, отобранных еврейской нью-йоркской общиной, по различным причинам не приняли приглашение. В начале декабря Шохар сделал предложение Маркусу, и оно было принято. Довольный, но несколько удивленный столь быстрым согласием, Шохар поинтересовался, что заставляет Маркуса оставить все удобства, жену, работу и ехать в маленькую страну, чтобы помочь ей в непростое для нее время. Маркус внимательно посмотрел на него и в свою очередь спросил: "Ты когда-нибудь был в Дахау, майор? Ты когда-нибудь видел и слышал группу еврейских скелетов, распевающих "Атикву"? Ты когда-нибудь стоял и плакал, как плакал тогда я и плачу сейчас, проливая слезы, которые были и есть слезы гнева, гордости и радости?!"

Нелегким был и разговор дома с женой Эмми. То, что он никогда не говорил раньше, носил в себе, Маркус на этот раз сказал: "У тех, кому удалось выжить, одна надежда, одна мечта - о будущем Эрец Исраэль. Они не хотят в будущем бродить по Европе... Единственным безопасным местом для европейских евреев может быть только свое собственное государство, где они пустят корни, ибо нельзя стремиться к счастью, не имея места, принадлежащего тебе. Мы уничтожили Гитлера, чтобы построить достойный мир. Я не привык бросать работу на полпути"...

Маркуса особенно волновал факт, что приглашение пришло от евреев Эрец Исраэль. Как будто невидимая рука протянулась к нему: именно ему было уготовано особое место на перекрестке истории еврейского народа. Растроганная словами любимого мужа, Эмми не могла ему возразить. Прощание с Эмми было трогательным. Она только просила Маркуса скорее приехать, и он обещал ей.

Через два дня Маркус прибыл в Эрец Исраэль. Видный военачальник Израиля Игаль Алон, вспоминая трудное время начала 1948 года, пишет: "Именно на этой стадии войны в Эрец Исраэль появилась одна из тех редких и сильных личностей, которые иной раз приходили на помощь извне. Это был полковник американской армии Дэвид Маркус, по прозвищу Микки, еврей, выпускник Уэст-Пойнта. Он предоставил свои огромные познания и выдающиеся организаторские способности в распоряжение командования "Хаганы"". Через несколько дней Маркус прибыл в северный район Тель-Авива для ознакомления с состоянием тренировочной базы "Хаганы". Комендант Хаим Ласков представил слушателям Маркуса как мистера Стоуна. Тут же нашлись скептики, засомневавшиеся, что может им дать этот американский еврей невысокого роста, правда, подтянутый и быстрый в движениях. Однако наблюдательные командиры "Хаганы" вскоре оценили высокие качества мистера Стоуна, а начальник штаба Якоб Дори, вскоре возглавивший Генеральный штаб Армии обороны Израиля, отметит: "Какая замечательная личность, его военные знания на грани гения, у него безграничная энергия".

За короткое время Маркус побывал на всех базах "Хаганы", проехал и прошел сотни миль по дорогам Эрец Исраэль, чтобы лично увидеть и оценить обстановку, в которой предстояло действовать. Вывод был неутешительный. Оружия крайне недостаточно, да и далеко не все умеют с ним обращаться. Лишь немногие командиры задумывались над тем, что бойцов необходимо тщательно готовить к предстоящим боям с обученной иностранными специалистами арабской армией. Маркус старался никому не показывать свое разочарование состоянием подготовки бойцов - по сути, не оказалось ни одного батальона, который можно было задействовать в боевых условиях. Только от Бен-Гуриона, который высоко ценил наблюдательность Маркуса, умение быстро и точно определять возникавшие проблемы, он не мог скрывать правду. Вместе с другими офицерами Маркус приступил к разработке плана обучения личного состава в условиях, приближенных к боевым. Спустя месяц он в докладной Бен-Гуриону делает акцент на необходимости создания настоящей армии. Его рекомендации офицерам сводились к следующему: в военных действиях необходимы быстрота и натиск, гибкая инициатива, хорошая ориентация на месте действия; крайне важна дисциплина, без которой невозможно функционирование ни одной армии; необходим баланс дисциплины и инициативы. Эти известные, казалось бы, положения приобретали особую значимость в обстановке, когда против необученных и плохо вооруженных бойцов молодого еврейского государства выступил вооруженный враг: 30 тысяч арабов из соседних государств против 5-6 тысяч членов "Хаганы". В новых условиях ранее приобретенный опыт партизанской войны с арабами в период британского мандата в Эрец Исраэль не подходил. Микки добился быстрого перевода на иврит американских военных инструкций, использовал сведения из американских военных журналов о тактике боя в густонаселенных районах применительно к местным условиям. Не дожидаясь поступления нового оружия из Европы, Маркус вместе с другими командирами использует остатки вооружения, сохранившегося после ухода британских войск. Делясь соровенными мыслями с Эмми, Маркус писал жене: "Люди в Америке не представляют отчаянного положения здесь. Как трудно взывать к совести мира... Евреев убивают ежедневно, а мир отказывается что-то предпринять. Идет война на выживание". И далее Маркус высказывает недоумение по поводу позиции политиков и "...беспомощности многих порядочных людей во всем мире, которые безмолвно взирают на колоссальные размеры арабских земель и ничего не предпринимают, чтобы помочь в становлении нового маленького государства... Оставить людей, которых мало, только из-за того, что у них нет нефти, это просто предательство, а ведь верили в ООН. Лицемерие, безумие. Нет совести у мира".

Весной 1948 года обстановка в Эрец Исраэль оставалась сложной. Арабы совершали нападения на еврейские автоколонны, организовали взрывы в Хайфе и Иерусалиме. Им удалось нащупать слабое, уязвимое место еврейского ишува - транспортные пути. Каждодневные нападения на автоколонны угрожали лишить связи основные силы в центре страны с Иерусалимом, возможности прохода в Негев, блокирования дорог для доставки продовольствия и боеприпасов. Отряды арабов, стоявшие вдоль трансиорданской границы, перекрыли водонапорные станции, и Иерусалим остался без воды. Признаки растерянности и паники появились в некоторых кругах ишува и его руководства. Наступил момент, когда от результатов боев с арабскими бандами зависел исход войны и судьба Иерусалима, падение которого явилось бы смертельным ударом для всего ишува.

В этот критический час Микки Стоун предпринимает меры по концентрации сил и последующего наступления против арабских батальонов, расположенных в иерусалимском коридоре. Для этого предлагалось использовать оружие, только что поступившее из Чехословакии и Югославии.

28 марта Бен-Гурион собрал всех руководителей "Хаганы" и отдал приказ о концентрации сил в исходной точке Хульде для развертывания операции "Нахшон" - прорыва в Иерусалим. Операция продолжалась с 3 по 15 апреля и после упорных боев завершилась прорывом дороги на Иерусалим. Срочно доставленное оружие и продовольствие позволило городу продержаться следующие полтора месяца, пока не была открыта "Бирманская дорога".

Успех отрядов "Хаганы" доказал действенность планов командования и способность еврейских бойцов проводить крупномасштабные операции. Еще до ее полного завершения Бен-Гурион вызвал Микки в Тель-Авив для консультации по структуре штаба и будущей стратегии "Хаганы". Предложение Микки заключалась в создании компактного высокоинтегрированного командования, способного принимать быстрые решения. Не все соглашались с этим, но Микки добился принятия предложенного им решения. На следующем этапе серьезную проблему представлял собой район пустыни Негев. Маркус предвидел это, и еще в первых отчетах он указывал Бен-Гуриону на необходимость укрепления этого района и создания отдельного армейского соединения для защиты Негева от угрозы вражеского вторжения. До этого связь такого важного района с основными еврейскими центрами ограничивалась нефтепроводами, проходившими через 17 разбросанных в пустыне поселений, которые держались благодаря поставкам продовольствия, выделяемого "Хаганой". Намеченный на начало мая 1948 года вывод британских войск требовал подготовки отрядов "Хаганы" для противостояния возможным нападениям арабов на еврейские поселения. Микки были составлены карты с указанием наиболее важных пунктов, требующих особого внимания. Благодаря планированию Микки, скажет израильский дипломат Абба Эвен, нападение арабов не застало евреев врасплох и позволило вести бои на нескольких фронтах. Без Микки еврейская армия могла бы остаться группой бойцов.

После проделанной работы Микки в апреле 1948 года уезжал в США. Перед отъездом у него состоялся разговор с Бен-Гурионом. "Я не говорю "прощайте", - сказал Микки. - Когда арабы нападут, я буду здесь". Глядя на этого замечательного человека, Бен-Гурион заметил: "Ты должен поступать так, как диктует тебе твоя совесть". На что последовал ответ: "Именно моя совесть и привела меня в первый раз". Бен-Гурион попросил Микки по возможности выяснить, какую позицию займут США, если евреи провозгласят создание независимого государства. Прощаясь с командирами, Микки также обещал: "Я вернусь, вернусь, даже если мне придется плыть всю дорогу".

Встреча с Эмми была радостной, состоялись также важные беседы с нужными людьми. Микки помнил о просьбе Бен-Гуриона. Узнав о приезде Маркуса в США, британское посольство сообщило ему о желании вручить награду - "Почетный командир Британской империи", которой он был удостоен в 1946 году. К тому времени Микки уже был кавалером многих наград: медаль "За выдающуюся службу", "Бронзовая звезда", "За победу во Второй мировой войне" и других. Последняя была наградой иностранного государства.

Дни пребывания в Штатах прошли быстро. Микки вновь возвращался на землю Сиона. Тепло встречали его товарищи по оружию. А Микки был немногословен, он только произнес: "Я ведь сказал, что вернусь. А вы встречали бы людей, которые не держат своего слова?"

Очень сердечной была встреча Микки с Бен-Гурионом. "Старик" был особенно доволен сообщением о том, что США признают провозглашение еврейского государства. "Откуда вам это известно?" - спросил Бен-Гурион. "Я разговаривал с некоторыми людьми в Вашингтоне. Думаю, что вы можете положиться на мои сведения". Эти слова очень обрадовали Бен-Гуриона, который волнующимся голосом произнес: "Это хорошая новость".

Ознакомившись с обстановкой, Микки предложил использовать военные силы для захвата окружающих Иерусалим высот, а не ограничиваться сопровождением транспортных колонн.

В районе Галилеи он учил солдат окапываться, использовать бутылки с зажигательной жидкостью. Эта наука скоро пригодилась, когда сирийские танки двинулись в сторону бойцов "Хаганы". Враг понес значительные потери.

Угроза вооруженного выступления арабов усиливалась по мере приближения срока вывода британских войск. 12 мая, за день до окончания британского мандата, развернулись бои на подступах к Иерусалиму, в районах Эциона, Яффо, Кфар-Эциона. Враг наступал и в Негеве.

14 мая 1948 года в окружении наступавших со всех сторон врагов измученные осадой и голодом, не имея современного оружия, представители еврейского населения и сионистского движения, собравшиеся в Тель-Авиве, в 4 часа 30 минут провозгласили о создании Государства Израиль. В тот день Бен-Гурион записал в дневнике: "В четыре дня - провозглашение Независимости и основание государства. Его судьба всецело зависит от вооруженных сил".

А на следующий день армии соседних арабских государств напали на Израиль, чтобы ликвидировать еврейскую общину. "Эта война, - призвал генсек Арабской Лиги, - должна быть войной на истребление и кровавой резней, о которой говорили бы как о монгольской резне и о крестовых походах". Сирийцы 18 мая начали наступление вдоль побережья озера Кинерет, в Иерусалиме Арабский легион захватил еврейские районы Старого города. Было захвачено и укрепление Латрун, господствовавшее над дорогой в Иерусалим. Без его возвращения нельзя было рассчитывать на прорыв в столицу. Доложив Бен-Гуриону о положении, Микки и другие высшие командиры отправились на различные участки фронта.

Микки был направлен на юг. Части под его командованием нанесли удар по наступавшим войскам египтян. Успех на этом участке фронта позволил Микки прибыть в Тель-Авив, где Бен-Гурион назначил его командующим Иерусалимским фронтом. Выделение этого направления диктовалось необходимостью координации действий трех размещенных возле Иерусалима бригад. С этим назначением Маркус получил статус генерала армии Израиля.

В те дни с новой силой вспыхнули бои за Латрун, но крепость взять не удалось. Тем временем ООН потребовала прекращения огня и заключения соглашения. Каждая сторона предпринимала огромные усилия, чтобы до прекращения огня добиться максимальных, прежде всего территориальных, успехов. В поисках возможностей прорыва к Иерусалиму Микки направляет усилия на прокладку новых дорог. Нередко между крутыми скалистыми холмами, в обход арабских патрулей. Новый путь на Иерусалим был проложен. Была создана "Бирманская дорога", которая связала Тель-Авив с Иерусалимом. Позже один из арабских главарей в своих воспоминаниях напрямую свяжет прорыв блокады Иерусалима с открытием объездной дороги. "Бирманская дорога", признает Абдалла Эль-Таль, "стала самой значительной акцией евреев в районе Иерусалима".

Бен-Гурион 3 июня заявил на Государственном совете, что замысел арабов уничтожить еврейское государство провалился.

А 7 июня Микки сообщил Бен-Гуриону о завершении строительства дороги на Иерусалим. Прекращение огня между воюющими сторонами было назначено на 10 июня, а накануне вечером Микки находился в одной из частей западнее Иерусалима. Той ночью Микки не мог заснуть. Он был, несомненно, переполнен победой, на которую так трудно и самоотверженно работал. Он вышел за пределы лагеря. Когда возвращался, его окликнул часовой. И, не поняв объяснения на английском языке, выстрелил. Микки упал... Он умер мгновенно. Произошло это за 6 часов 10 минут до прекращения огня.

На следующее утро лидеры еврейского государства, собравшиеся у Бен-Гуриона, в горестном молчании слушали текст телеграммы, которая была отправлена Эмми Маркус. В ней говорилось: "Военный талант и характер Вашего мужа завоевали ему бессмертное место в нашей истории. Мы уверены, что американское еврейство будет гордиться этим военным рыцарем, который отдал жизнь за освобождение Израиля".

Давид Бен-Гурион специальным указом присвоил Дэвиду Маркусу посмертно звание генерала армии Израиля.

Похоронен Дэвид Маркус на военном кладбище в Уэст-Пойнт. Похоронная процессия проходила 1 июля в Бруклине. В ней приняли участие мэр Нью-Йорка, Моше Даян и другие. Американский еврей Дэвид Маркус вошел в еврейскую историю как герой возрожденного Государства Израиль.
Семен Киперман

 

Источник:
Журнал "Алеф"