Вайцман Эзер

Семерка в жизни Эзера Вайцмана была счастливой цифрой. Он был седьмым президентом Государства Израиль, и на этом посту он также был семь лет. Без сомнения, он был самым "озорным", самым живым и острым на язык из всех президентов Израиля.

Народ его звал просто Эзер, так, как будто он был их соседом по лестничной клетке. Да и он не слишком серьезно относился ни к себе самому, ни к занимаемой должности. Он мог быть "своим парнем" и для простых людей и для тех, кто уже чего-то добился в жизни. К сожалению, все это мы сегодня говорим в прошедшем времени. На этой неделе он скончался. Ему было 80 лет.

Эти семь лет, с 1993 года по 2000-й, что он находился в президентском кресле, были самыми бурными в истории государства. Когда он только заступил на этот пост, в воздухе витали надежды на мир, которые вскоре сменились первой интифадой. За эти семь лет четырежды менялись главы правительства, первый из которых, Ицхак Рабин, был убит, а трое других поднимались и опускались на гребне драматических политических штормов.

Эзер Вайцман, племянник первого президента Хаима Вайцмана и шурин министра обороны Моше Даяна, в момент своего избрания вспоминал, как его дядя жаловался, что Бен-Гурион не позволяет ему вмешиваться ни в какие государственные дела и единственная вещь, куда он мог совать свой нос, – это был носовой платок. Седьмой президент обещал, что он не ограничится "носовым платком". И он действительно интересовался всем происходящем, говорил без обиняков и не оглядывался на критиков.

Во многом Вайцман был первым. Он был первым летчиком Израиля, первым президентом, посетившим раненых бойцов в госпитале, чтобы поднять их моральный дух. Первым политиком, пришедшим к семьям погибших солдат во время "шивы", чтобы выразить свои соболезнования. Во время операции израильской армии "Сведение счетов" в Южном Ливане он находился в бомбоубежище вместе с жителями Кирьят-Шмоны, подбадривая их и поднимая им настроение.

В период своего президентства он был любимцем народа. Его живой характер и острый язык придавали ему особый шарм.

Вайцман родился в 1924 году в Тель-Авиве, но вскоре его семья перебралась в Хайфу. Во время Второй мировой войны он пошел добровольцем в британские Королевские военно-воздушные силы. Англичане задействовали его в своих операциях в Египте и Индии.

Демобилизовавшись в 1946 году, он остался в Англии. В этот же период он стал активистом подпольной военной организации сионистов-ревизионистов ЭЦЕЛ, которая боролась против британского мандата. В 1946 году он получил задание ликвидировать в Лондоне английского генерала Эвелина Баркера, бывшего главнокомандующего британской армией в Палестине. Именно Баркер после взрыва в иерусалимской гостинице "Царь Давид" бросил все силы для борьбы с еврейским подпольем. Однако вскоре ЭЦЕЛ отказалась от планов "отомстить" генералу.

Незадолго до провозглашения Государства Израиль Вайцман возвратился в Эрец-Исраэль, чтобы помочь в создании авиационных подразделений. Впоследствии они станут ядром израильских военно-воздушных сил. Во время Войны за независимость он доставлял продовольствие и боеприпасы в Негев и Гуш-Эцион. Затем был послан в Чехословакию, чтобы переправить закупленные там самолеты "мессершмитты" в Израиль. Он участвовал в первом авиационном налете на египетские войска, подошедшие к Ашдоду.

Форма военного летчика была основной одеждой Вайцмана до 1966 года. Последние восемь лет он находился в звании генерала и возглавлял израильские ВВС. Большое внимание он обращал на боевой дух и высокую боевую выучку летчиков.

Еще до Шестидневной войны он заявил, что израильские ВВС способны разгромить египетскую авиацию в течение шести часов. Некоторые считали, что это блеф. По окончании войны 1967 года он получил все основания с усмешкой говорить, что ошибся в своих расчетах, так как израильской авиации потребовалось для этого менее трех часов, чтобы "пригвоздить" к земле египетские истребители.

С 1966 по 1969 год, в том числе во время Шестидневной войны, он был начальником главного оперативного управления Генерального штаба. Накануне войны он входил в группу генералов, которая требовала напасть на Египет первыми. Одна из легенд гласит, что в период отчаянных споров он сорвал с себя погоны и бросил их на стол главы правительства Леви Эшколя.

В 1969 году, когда стало понятно, что пост начальника Генерального штаба ему не светит, отец израильских ВВС демобилизовался, с тем чтобы вскоре "взлететь" в политике. Он стал одним из трех министров от партии Херут в правительстве национального единства Леви Эшколя. В то время он был одним из "ястребов" (то есть занимал крайне правые позиции), решительно выступал за продолжение оккупации арабских территорий.

В августе 1970 года он вместе с остальными министрами уходит из правительства, а уже в декабре его избрали председателем правления партии Херут. За это время, не связанный никакими государственными постами, он сделал несколько политических заявлений, красноречиво говорящих о его позиции. Чего стоит только высказывание: "пришло время ликвидировать Иорданию".

Впрочем, с середины 70-х его мировоззрение начинает меняться. В 1977 году Бегин предложил Вайцману возглавить предвыборный штаб блока Ликуд, что в немалой степени способствовало приходу этого блока к власти. В 1977-1980 годах, занимая пост министра обороны, он играл важную роль в заключении мирного договора с Египтом. Но в 1980 году он оборвал свою политическую карьеру – из-за разногласий с Бегином по проблеме Кэмп-Дэвида и бюджета на оборону и безопасность страны он вышел из правительства и из лагеря правых. И постепенно из "ястреба" превращается в "голубя".

В 1984 году он основывает небольшую центристскую партию Яхад, которая баллотируется на выборах в кнессет в 11-го созыва. Яхад получила три кресла и предложение о сотрудничестве от двух серьезных политических блоков. Ликуд предлагал Вайцману на выбор любой пост, кроме главы правительства. Но это предложение было отвергнуто в пользу Маараха, а в октябре 1986 года он вместе со своей партией присоединяется к Аводе и становится лидером ее левого крыла. Вскоре Вайцман требует пойти на прямые переговоры с Организацией Освобождения Палестины и при этом обещает большие территориальные уступки.

На выборах в кнессет 12-го созыва Вайцман был главой предвыборного штаба партии Авода и в правительстве Ицхака Шамира в 1988 году получил портфель министра науки и технологии. 31 декабря 1989 года Шамир пригрозил выгнать Вайцмана из правительства за переговоры с людьми из ООП. В конце концов "подпольщика" на полгода исключают из кабинета министров. В 1990 году после развала правительства национального единства Вайцман решает отдалиться от политики. Но после того как он хоронит сына с невесткой, погибших в ужасной автокатастрофе, он поддается на уговоры своего окружения и баллотируется на пост президента страны. В марте 1993 года в кресло президента садится Вайцман-второй.

После избрания на этот пост любимец народа ничуть не переменился. Он продолжает говорить то, что думает, и делать то, что считает нужным, чем навлекает на себя недовольство различных общественных и политических движений. Он перемежает свою речь гомофобными высказываниями, всех женщин в своем окружении пренебрежительно называет "мейделе" (девочка) и плюет на возмущение феминисток. Он отказывался сократить тюремные сроки заключенным, а в октябре 1996 года у себя дома в Кейсарии принимает Арафата. Но несмотря на все это, в марте 1998 года он был избран на второй срок. Его переизбрание омрачил скандал, разразившийся в конце 1999 года после публикации журналиста Йоава Ицхака, который обнаружил, что начиная с 1988 года Вайцман получал огромные суммы от бизнесмена Эдуарда Саруси и ничего не сообщал об этом властям. 11 июля 2000 года Вайцман подал в отставку. И вошел в историю как первый президент, который ушел с поста до окончания срока своих полномочий.

В последние годы Вайцман следил за происходящим в стране из своего дома в Кейсарии вплоть до того момента, когда, как говорят летчики, пришло время "закончить эфир".




Менахем Рахат
Источник:
MIGnews.com