Внутренний космос

Каббала и пророчество. Что означает само это слово — «Каббала»? Его ивритский корень «кабаль» означает «получить». Значит, речь идет о некоей мудрости, которая была получена.

Мишна говорит: «Моше получил (“кибель”) Тору на Синае и передал ее Йеошуа. Впоследствии Йеошуа передал Тору старейшинам. Старейшины передали пророкам. Пророки передали ее мужам Великого Собрания» («Авот» 1:1).

Моше был «отцом всех пророков». Он понимал Тору в совершенстве. Его пророческий уровень сравнивается с открытым сосудом, который, по мере вливания, всегда был готов принять в себя еще больше. Возможно, секрет такого получения Торы заключался в том, что чем шире Моше распространял получаемые знания, тем большей была его способность их получать. Именно поэтому мишна использует слово «кибель» — оно является парадигмой абсолютного получения (Каббалы) знания в рамках пророческого опыта. Стало быть, идея Каббалы состоит в том, чтобы пропитать человека знанием на всех уровнях. Без каббалы Тору можно понять на ограниченном количестве уровней, а ухватить каждый ее нюанс можно лишь благодаря пророческой мудрости — вот она-то и содержится в Каббале.

Теперь мы можем яснее понять, что именно Моше передал Йеошуа. Согласно Торе (Бемидбар 27:20), Всевышний велел Моше «возложить свое великолепие» на Йеошуа. Другими словами, Моше передал своему преемнику собственный уровень пророчества. Древний Мид-раш рассказывает, что речь тут идет о методах и знаниях, необходимых для получения пророчества. Моше передал Йеошуа «ключи», необходимые для вхождения в пророческое состояние. Эти «ключи» и есть каббалистическая традиция.

В течение всей пророческой эры знание Каббалы распространялось только среди самых главных пророков и передавалось только избранным. Это было время, когда сначала Святилище, а затем и Первый Иерусалимский Храм являлись центральным местом приобретения всевозможного пророческого опыта. Когда Первый Храм был разрушен, пророк Йехезкель удостоился видения, послужившего знаком окончания тысячелетней эпохи пророков. Это видение в нашей традиции называется «Деяние Колесницы» («Маасе Меркава»). Применяемый к открытым частям пророчества Йехезкеля термин «Деяние Колесницы» приложим и ко всей каббалистической традиции в целом. То, что было передано Свыше Йехезкелю, в отличие от других пророческих посланий древности, содержит в себе описание всех барьеров, которые человек должен преодолеть, чтобы услышать Б-жественный Голос. Ниспосланное в конце пророческой эры, видение Йехезкеля дает указание относительно того, как достичь состояния пророчества и войти в это состояние. Однако эти указания даны в виде крайне туманных намеков. На самом деле, Каббала тогда стала еще большей тайной, чем была ранее.

Ко времени строительства Второго Храма «ключи» от каббалистической традиции были вверены последним из действующих в еврейском народе пророков — так же, как до этого их великим предшественникам. Они названы «людьми Великого Собрания», общим числом в 120 человек. Именно они сформулировали мишну, содержащуюся во 2-й части трактата «Хагига», которая гласит: «“Деянию Колесницы” [можно учить] только с глазу на глаз, и [преподавать] только тому, кто [мудр и уже многое] понимает сам». Такая практика стала залогом того, что традиция передачи Каббалы не выходила за рамки весьма малого круга последователей. Вне этого круга Каббала не была известна почти никому. Так все и продолжалось вплоть до времени разрушения второго Храма в 70-м году новой эры. Затем картина изменилась.

Давайте сделаем небольшое отступление и поговорим о том историческом периоде, который наступил вслед за разрушением Второго Храма. Римляне позволили остаться в Земле Израиля части еврейского населения, однако народ поднял восстание под предводительством Бар Кох-бы в 132-135-м годах, и этим сделал себе лишь хуже. Настали времена, когда римляне старались лишить евреев любой связи с Торой. В результате гонений, которым подверг евреев император Адриан, 10 ведущих учителей Торы были приговорены к казни и приняли мученическую смерть.

В их числе были и те мудрецы, которые являлись последними звеньями передачи каббалистической традиции.

Римские преследования привели к тому, что над Устной Традицией с Синая, и Каббалой в особенности, нависла реальная угроза забвения. В это время традицию получил раби Аки-ва (50-135гг.) — величайший мудрец своего поколения, знающий как открытую Тору, так и ее скрытую часть. Традиция изучения «Маа-се Меркава» была сохранена раби Акивой. Некоторые комментаторы считают, что именно ему принадлежит авторство «Сефер Йецира» («Книги Созидания» — одного из самых древних и сложных для понимания каббалистических текстов). В итоге мы видим огромное влияние его выдающейся личности не только в Талмуде, но и в «Сефер Йецира»: именно раби Акива перевел учение Каббалы в плоскость ясно определяемых концепций.

В тот же исторический период раби Нехуния бен Акана и его ученик — первосвященник раби Ишмаэль бен Элиша — записали книгу, получившую название «Сефер а-Баир» («Книга Сияния»), а также книгу «Пиркей Эйхалот Рабати» («Большая книга небесных чертогов»). Эти два мудреца решили отредактировать и записать по-лученнную ими традицию, чтобы не дать этим знаниям пропасть в тяжелые времена. Раши (Раби Шломо Ицхаки-Ярхи, 1040-1105гг.), объясняя процитированную выше мишну из трактата Хагига, писал, что одним из главных текстов для изучению «Маасе Меркава» считается как раз «Большая книга небесных чертогов» — данный текст содержит самые настоящие упражнения по медитации, а также техники и указания как достичь состояния пророчества.

Книга «Зоар», один из главных столпов Каббалы, вдохновлена учением раби Шимона бар Йохая (около 135 г. новой эры). Раби Шимон жил в то самое неспокойное время, когда римляне убивали великих учителей — единственных в своем роде носителей открытого и тайного знания. В течение 13 лет раби Шимон бар Йохай скрывался с учениками в пещере, и за этот срок он научил их тому, что принял от своих учителей. Он также получил «Руах а-ко-деш» («Дух святости») и удостоился видеть пророка Элияу.

По традиции было получено, что если Устной Торе грозит опасность быть забытой, то ее можно записать. Поэтому все знатоки Учения — раби Акива, раби Нехуния, раби Ишмаэль и раби Шимон — начали записывать части Устной Торы. Тем не менее, окончательную форму эти тексты приняли лишь спустя несколько поколений после того, как учителя впервые перенесли их на пергамент — работу по окончательному редактированию книг Устной Торы выполнили ученики этих мудрецов.

Все эти тексты — «Йецира», «Баир», «Эйха-лот Рабати», «Зоар» и некоторые части Открытой Торы содержат основу учения, передаваемого пророками от Моше. Наступили непростые времена, которые потребовали зафиксировать это учение в письменном виде, но и в форме текстов оно осталось весьма туманным, и если возникнет вопрос, чего мудрецы добились тем, что записали его в книги, то ответ будет не совсем ясен, поскольку это знание, даже будучи записанным, продолжает оставаться закрытым: «ключи» от него передаются по-прежнему устно, а записано было ровно столько, чтобы разбираться с этой традицией мог только знаток, уже понимающий, как с ней надо обращаться, чтобы понять. Весь корпус этих текстов целиком — начиная от практического понимания заповедей и заканчивая возвышенным опытом пророчества — все так же закрыт для непосвященных. Но сама по себе каббалистическая традиция посредством этих записей была спасена.

Мы сказали, что одним из главных столпов Каббалы является книга «Зоар», которую принято считать изложением знания школы раби Шимона Бар Йохая. Основываясь именно на книге «Зоар» два великих каббалиста, кажды в свое время, сформулировали собственные учения — их звали раби Моше Кордове-ро (1522-1570), известный под аббревиатурой Рамак, и раби Ицхак Лурия (1534-1572), известный как Ари (начальные буквы слов Элоки раби Ицхак — «божественный раби Ицхак»).

Поскольку книга «Зоар» неясно написана, то Ари часто брал какое предложение из нее в качестве «медитации», повторяя предложение до тех пор, пока не открывал его внутреннее значение. Книга «Зоар» и учение Ари связаны между собой очень просто — без учения Ари понять «Зоар» вообще невозможно. Вы можете прочесть ее (там очень поэтичный текст), но будете бессильны уловить в ней какую-либо систему или структуру. Но как только вы погрузитесь в учение Ари, как вся книга «Зоар» откроется перед Вами. Сравним это с выяснением качеств различных металлов: понимая, что серебро белого цвета, золото — желтого, а медь — красного, и что одни металлы тверже, а другие мягче — можно при всем при этом не понимать причин этих свойств. Чтобы понять причины свойств металлов, нужно освоить теорию атомов и физику твердого тела. После этого, изучив предмет глубоко и поняв, как именно отражается свет от определенных атомов меди, мы получим представление о том, почему медь — красная. Теперь все обретает смысл и превращается в часть единой системы. Учение Ари можно сравнить с «атомной теорией», благодаря которой все в книге «Зоар» приобретает смысл. Причем в этот смысл можно погружаться все глубже и глубже, и все время открывать для себя новые сокровища мысли — пока человеческий разум будет способен осилить их.

Центральный труд, в котором изложено учение Ари — книга «Эц Хаим» («Древо Жизни»), в которой представлено теоретическое изложение каббалистической традиции. Если человек глубоко изучит данную книги, то остальная теория, по сути, будет ему ясна. А как применить эти теоретические знания в практическом соблюдении заповедей, он узнает, изучив труд «При Эц Хаим» («Плод Древа Жизни»), в котором говорится об аспектах заповедей, таких как талит и тфилин, о времени молитвы и вкушения мацы. Основываясь на учении Ари, можно развить медитативные техники.

Дальнейшее изучение Каббалы связано с изучением книги, известной как «Шмонэ Шеарим» («Восемь Врат)». Первая ее часть («Шаар Акдамот» — «Врата Вступления») представляет собой обоснование теоретической базы Каббалы, изложенной в книге «Эц Хаим». Вторая часть, именуемая «Шаар маа-марей Рашби» («Врата изречений раби Ши-мона бар Йохая») — это системное изложение знаний, почерпнутых из книги «Зоар». Третья часть книги называется «Шаар маамарей Ха-заль» («Врата изречений мудрецов Талмуда»). Четвертая часть — «Шаар а-псуким» («Врата стихов Торы»). Дальше следуют «Шаар а-миц-вот» («Врата заповедей» и «Шаар а-каванот» («Врата Медитаций»). В седьмой части, которая называется «Шаар Руах а-Кодеш» («Врата Небесного Вдохновения»), вышеизложенные знания суммируются, а также дается описание того, как применить систему Аризаля в качестве программы для медитаций. Во многих отношениях «Врата Небесного Вдохновения» служат ключом ко всем трудам Ари: предыдущие главы дают лишь допуск к теории, а здесь объясняется как применить теорию на практике.

Восьмая глава, завершающая книгу, называется «Шаар а-гилгулим» («Врата Реинкарнаций»).

Часто упускают из виду очень важный момент: Каббала не существует вне связи с открытой То-рой, ведь Каббала — часть Торы. Не существует ни одной книги по Каббале, где не цитировались бы стихи из Торы, отрывки из Талмуда или мид-раши. Для понимания каббалистических концепций требуется знание всего этого материала. Письменная Тора, Талмуд, Мидраш и Каббала работают в связке.

Каббалу можно условно представить в виде трех глобальных разделов — это теоретическая, медитационная и практическая Каббала. Теоретическая Каббала занимается описанием духовных миров. Медитационная Каббала объясняет, как войти в эти нематериальные миры. При этом теоретическая Каббала часто играет роль необходимого проводника: это похоже на пилота, самолет которого оторвался от земли — пилот оказался способен взлететь, но без специальных инструкций и карт не сможет приземлиться. Теоретическая Каббала предоставляет знаки и ориентиры на местности, чтобы стало понятно, в каком человек мире, на стороне добра он, или, наоборот, зла, и т.д. Книг по медита-ционной Каббале опубликовано мало, гораздо больше скрывают неизданные рукописи. Книга «Шаарей Кдуша», написанная учеником Ари раби Хаимом Виталем — одна из тех немногих каббалистических книг, в которых объясняется, как правильно медитировать. Опубликована она была относительно недавно, да и то не полностью — лишь три части из четырех. Четвертая, неизданная часть книги представляет собой собрание рукописей, в которых описываются различные методы медитации.

Третий раздел Каббалы — магический. Кроме «Книги ангела Разиэля» по этой теме почти ничего не опубликовано. Разиэль — ангел небесных тайн. Книга, названная его именем, включает в себя три части. Первый издатель, напечатавший рукопись этой книги, выпустил ее, перепутав порядок страниц: наборщик не обнаружил никакой ошибки, впрочем, вряд ли он понимал текст. Главная работа по магической Каббале — книга «Шошан Йесод Олам» («Роза основания мира»). Т.е. почти все, что мы знаем о магической стороне Каббалы, исходит из одной-единственной рукописи.

Духовное измерение

Один из наиболее важных принципов нашей веры гласит, что Б-г во всех отношениях Абсолютно Один и Един. Мы смотрим на Него как на Абсолютно Простого и Абсолютно Одного — ни элементов, ни структуры, ни какого-либо другого множества у Б-га и в Б-ге нет.

В этом скрыт определенный подвох: как может Б-г, который Абсолютно Прост, быть таким «интерактивным», когда дело касается множества различных аспектов Его творения? Проще говоря, как может Один породить Множество?

Если мы зададим этот вопрос, то еще до попытки ответить на него столкнемся с еще одним, и даже более каверзным: в соответствии с Каббалой, Простая Сущность Б-га обладает такой мощью, что ее надо скрыть, иначе творение вообще не сможет существовать. Чтобы творение образовалось, Б-г должен Себя из мира… увести. Но если так, то мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией: само существование чего-либо, кроме Б-га, становится чрезвычайно слабым, и вопрос уже не в том «как может Один взаимодействовать со множеством», а в том «как может существовать само это множество».

Ответ Каббалы и на этот, и на предыдущий вопросы состоит в том, что Б-г сотворил духовное измерение. Оно составлено из всех тех основных элементов, которые нужны для создания и поддержания Вселенной. Б-г взаимодействует со Вселенной только через это духовное измерение. Оно — мост между Б-гом и миром, направленный сверху вниз механизм, который предохраняет мир от Присутствия Б-га, и в то же время полностью Им пропитан.

Многие каббалисты считают, что наличие именно такого духовного измерения дает право говорить о многообразии взаимодействий Б-га и мира, чтобы при этом не страдали ни идея Его Единства, ни Его Простота. Каббала утверждает, что любое действие и любое состояние, приписываемое Б-гу, относится к чему-то, что Б-г сотворил специально для взаимодействия с миром, но что не связано с Ним Самим. Без знания того, какую структуру имеет это духовное измерение — то есть без знания теоретической Каббалы — человек не способен постичь, как Б-г взаимодействует с нами. И кроме этого, знание устройства духовного измерения дает нам «ключ» для понимания всей пророческой традиции, начинающейся с Письменной Торы и достигающей своей высшей точки в самых абстрактных каббалистических идеях.

Если все-таки попытаться описать это духовное измерение, его можно представить, как бесконечно огромный духовный «компьютер». Он запрограммирован на исполнение Б-жественной воли, заключающейся в желании излить на мир исключительное благо. Основное отличие такого компьютера от обычного заключается в том, что функцию металлических элементов и других деталей в нем выполняют разум, чувства и нематериальные сущности. Поскольку главной темой теоретической Каббалы является разрешение парадокса взаимодействия Б-га с творением, она занимается только структурой и динамикой этого духовного измерения.

Из журнала «Мир Торы»