Опасность в стакане воды

О том, насколько безопасна питьевая вода, с какими угрозами мы сталкиваемся и можем столкнуться, корреспондент газеты "Глобс-Маарив" Ренен Нецер побеседовала с одним из ведущих мировых специалистов по очистке воды, преподавателем Еврейского университета, председателем комиссии по качеству воды Института стандартов профессором Авнером Адином.

— Господин профессор, насколько неожиданной стала для вас новость о том, что в питьевой воде в Израиле присутствует свинец?

— Нисколько не неожиданной. Слава Богу, мы не Бельгия и не Аргентина, где эта проблема стоит необычайно остро, особенно в городах со старым водопроводом. Но и у нас есть населенные пункты, где металлические трубы в домах до сих пор не заменены пластиковыми. Понятно, что в воде, которая проходит через такие трубы, присутствует свинец. Я понимаю, почему возникли упомянутые публикации: когда перед компаниями, импортирующими кофеварочные машины, замаячили миллионные иски, они попытались доказать, что их продукция здесь ни при чем – свинец попадает в кофе не через машины, а через водопроводные трубы. Что ж, и такая точка зрения имеет право на существование. На самом деле никакого поводы для паники, если судить по опубликованным данным, нет. Хочу подчеркнуть: питьевая вода в Израиле в целом очень высокого качества и совершенно безопасна для здоровья. В то же время в отдельных городах, кварталах и даже отдельных домах может по тем или иным причинам возникнуть проблема с качеством воды. И ответственность за это несут потребители, то есть сами жители.

— Постойте! Вы хотите сказать, что ответственность за качество воды, которая течет у меня из крана, несет не минздрав и не министерство экологии, а я лично?

— Именно так! Это то, чего многие граждане не знают и о чем их, к сожалению, забывают проинформировать. Но так дело обстоит почти во всем мире: с юридической точки зрения ответственность за качество питьевой воды в доме, районе и городе несут его жители, а не государство. И если жители заинтересованы в регулярной проверке поступающей к ним воды на соответствие стандартам, они должны оплачивать анализы из своего кармана. Государство отвечает за пригодность воды для питья в стране в целом, но оно не может отвечать за то, какую воду пьет каждый из 8 миллионов его жителей. Если, к примеру, вы установили у себя в доме цинковые водопроводные трубы — а цинку всегда сопутствует свинец, – это уже ваша проблема. И все же появление истерических публикаций, равно как и акцентирование проблемы со свинцом — это хорошо. Все же в ряде населенных пунктов ситуация действительно серьезная. Думаю, минздраву не помешает создание профессионального форума по ее решению, в который войдут не только химики, но и специалисты по сантехнике и водопроводному хозяйству. Тем более что это не единственная проблема, связанная с питьевой водой, и попутно можно будет решить некоторые другие.

— Какие еще опасности таятся в стакане воды?

— Главная опасность – и настоящий кошмар всех, кто отвечает за чистоту воды в Израиле, — не химическая, а биологическая. То есть заключается она в заражении воды различными болезнетворными бактериями и вирусами. В природной воде они присутствуют всегда, а так как климат у нас довольно жаркий, средняя температура воды более высокая, то и размножаются в наших водах эти микроорганизмы куда быстрее, чем в водных источниках, скажем, Европы, США или Канады. К примеру, в них в крайне опасных количествах присутствует известная бактерия легионелла, которая полностью нейтрализуется при очистке.

Анализы на наличие в воде болезнетворных бактерий проводятся регулярно, но до сих пор в минздраве используют старые методики. В результате от момента забора пробы воды до получения результатов проходит несколько часов. В течение этого времени вода продолжает течь по трубам со скоростью 4 км в час, и заразиться тем или иным заболеванием, пока население будет оповещено об угрозе, могут десятки тысяч людей. Сегодня созданы более быстрые и эффективные методики анализа воды; над их разработкой трудятся несколько израильских старт-апов. Часть таких методик уже купили европейцы и американцы, однако наше министерство здравоохранения вкладывать в них деньги не торопится.

Но давайте перейдем к другим, более существенным угрозам. Одна из них, кстати, заключена в используемом нами способе очистки воды от болезнетворных микроорганизмов. Да, да, я говорю о хлоре. Во-первых, всегда существует опасность передозировки хлора, и такие прецеденты уже бывали. Во-вторых, хлор крайне вреден для организма. Вреден и сам по себе, и при вступлении во взаимодействие с другими присутствующими в воде веществами. Хлорирование имеет массу недостатков, нам давно пора уже переходить на другие, более современные и эффективные методы обеззараживания воды. Но на это опять-таки нужны деньги, и потому мы продолжаем использовать хлор.

Немалая опасность заключается также в заражении подпочвенных вод из-за захороненных в земле отходов с баз ЦАХАЛа, промышленных предприятий и старых автозаправок. Большая часть таких заправок – около 700 — расположена в районах а-Шарон и Гуш-Дан, и сейчас отравленные ими подпочвенные воды подбираются к Герцлии, Рамат-Гану и Гиватайму. В них достаточно много канцерогенных веществ. Следует отметить, что десять лет назад стандарты чистоты воды в Израиле были ужесточены, но по целому ряду показателей, в том числе и по канцерогенам, они все еще значительно мягче среднеевропейских.

— А почему?!

— По простой причине: если бы мы перешли на европейские стандарты, нам бы пришлось закрыть 25% резервуаров с питьевой водой. Для страны, в которой столь остро стоит проблема дефицита водных ресурсов, это слишком большая роскошь. Но я вам скажу больше: по моему личному мнению, в некоторых европейских странах перебарщивают со стандартами, излишне их ужесточают. Мы осуществляем постоянный контроль над качеством воды в каждом резервуаре, и если возникает какая-то проблема, тут же закрываем его для очистки. Возле ряда резервуаров уже появились постоянно действующие установки по очистке и опреснению. Думаю, этого достаточно.

— В Израиле все больше используется опресненная вода, и в последнее время появились публикации о том, что и она опасна для здоровья. С чем связана эта опасность?

— Прежде всего, давайте будем честны: проблему раздувают искусственно. Действительно, еще 15 лет назад треть всей питьевой воды поступала за счет подземных водных источников, а треть из Кинерета. Сейчас 60% питьевой воды составляет вода из опреснительных установок, 40% приходится на подземные источники, а забор воды из Кинерета практически прекращен, что можно только приветствовать. Так вот, вода из опреснительных установок – это очень чистая вода, можно сказать, почти дистиллированная. И в этом ее главная проблема. В ней не хватает многих минеральных веществ, которые есть в природной воде и которые просто необходимы для нормальной жизнедеятельности организма.

— Вы имеете в виду магний?

— И кальций, и многое другое. Сейчас в опресненную воду специально добавляется целый ряд химикатов, но вот магний туда не добавляется. Между тем, вы правы: магний – один из важнейших микроэлементов, позитивно влияющий на работу нашего сердца. В природной питьевой воде Израиля его более чем достаточно, а в опресненной нет, и ВОЗ уже не раз справедливо указывала нам на эту проблему. Чем быстрее минздрав начнет добавлять магний в опресненную воду, тем лучше. Но, как вы понимаете, такая добавка неминуемо ведет к удорожанию себестоимости воды, а страну заклинило на том, что надо добиваться снижения тарифов. При этом значительная часть населения пьет минеральную воду из бутылок, которая значительно дороже воды из крана и куда менее чистая. Говорю это со всей ответственностью.

— А вы сами какую воду пьете?

— И я, и все члены моей семьи пьют воду из-под крана. Это и есть настоящая минеральная вода. Кстати, в так называемой минеральной воде, которая продается в бутылках, зачастую не хватает многих необходимых микроэлементов. Особенно в той, что импортируется из Италии.

— Но вы же сами сказали, что у нас стандарты качества воды куда более мягкие, чем в Европе. Может, прежде чем пить воду из-под крана, все же следует эти стандарты ужесточить?

— Повторю: у нас очень высокие стандарты и очень качественная питьевая вода. Само установление критериев качества воды во многом зависит от качества аналитической аппаратуры и методик: мы не можем устанавливать стандарты на уровне, который невозможно замерить. Предельно допустимая норма содержащихся в воде различных органических и неорганических компонентов постоянно корректируются. Последняя такая коррекция была произведена в 2013 году. Проверки минздрава также учащаются по мере роста населения, как и требуется по европейским нормам.

Давайте подведем итоги нашей беседы. На вопрос о том, можно ли повысить качество питьевой воды в Израиле, следует дать однозначный ответ: да, можно и нужно! И столь же однозначный ответ я готов дать на другой вопрос: как бы кому-то ни хотелось, нет никакого повода не только для паники, но и даже для тревоги по поводу чистоты нашей питьевой воды. Пейте воду из-под крана, но помните, что ответственность за качество этой воды несете именно вы.

"Новости недели"

Источник: http://www.isrageo.com