Хамец, переживший Песах

Продажа хамеца в прошлом была жизненной необходимостью. Но даже и тогда евреи предпочитали уничтожать запасы, несмотря на боязнь разорения.

Казалось бы, тема эта не нова и давно уже исчерпана. Но, тут есть несколько вопросов, которые иногда задают. Например: «Что делать, если продали “хамец” на Песах нееврею, а в потом выяснилось, что он еврей? И что делать с теми продуктами, которые были проданы ему на Песах?»

Известны рассказы о праведных евреях, которым из-за происков местного помещика или священника не удавалось продать «хамец» перед Песахом. Для этих евреев продажа хамеца была жизненной необходимостью, поскольку они держали шинки и это было их единственным способом кормить семью. Такая деятельность требовала наличия запасов водки, пива, и прочих продуктов, запрещенных в Песах. И как эти евреи должны были действовать в ситуации, когда продажа квасного нееврею оказывалась невозможной? 

Так вот, существуют рассказы о евреях, которые «не полагаясь на облегчения, уничтожили весь запас квасного», хоть это их полностью разорило. В чем алахическая подоплека этих рассказов? И на какие такие «облегчения» они не полагались?

Начнем с изложения основ запрета на «хамец, над которым прошел Песах». Наши мудрецы постановили, что хамец, который в Песах принадлежал еврею, запрещен к любому пользованию. Так написано в мишне («Псахим» 28а) и составитель «Шулхан Аруха» приводит это постановление в качестве алахи («Орах Хаим» 448).

Давайте разберемся, является ли этот запрет самостоятельным, новым запретом, или мудрецы настолько широко понимали запрет на хамец в Песах, изложенный в Торе1.

Комментаторы объясняют, что причиной запрета «хамеца, над которым прошел Песах» является необходимость введения «штрафа», чтобы наказать за несоблюдение строгих запретов Торы «не будет найдено» и «не будет увидено», которые нарушаются, если в Песах во владении еврея находится хамец.

Виды хамеца, которые попадают под данный запрет

Мы знаем, что существуют разные виды квасного, которые еврею запрещено иметь в своем владении в Песах. Некоторые из них запрещены непосредственно Торой, в то время как другие попали под запрет согласно постановлению мудрецов. Запрет на хамец, «переживший» Песах, действует только в тех случаях, когда был нарушен запрет Торы держать хамец в еврейском владении.

Хамец, которым еврею запрещено владеть в Песах, включает в себя несколько видов:

1. Обычный хамец: например, хлеб, пиво и т.п. Держать такой хамец в своем владении на Песах евреям запретила Тора. И тот, кто его держит, нарушает запреты «не будет увидено» и «не будет найдено». Согласно постановлению мудрецов, после Песаха такой хамец запрещен к любому пользованию. То есть нельзя не только употреблять в пищу, но и продать нееврею.

2. Смесь, содержащая хамец. Комментаторы спорят о том, каково должно быть содержание хамеца в смеси, чтобы, согласно Рам-баму, был нарушен запрет Торы. Раби Ви-даль де Тулуза, автор комментария «Магид Мишнэ», считает, что запрет Торы будет нарушен лишь в случае, когда квасное и не-квасное смешаны в соотношении «ке-зайт на прас», то есть «ке-зайт» («как оливка») на три или четыре «ки-бейца» («как яйцо»), или, другими словами, в соотношении 1:6 или 1:8. Но есть и другие авторитеты, которые считают, что если в смеси есть «ке-зайт» хамеца, то еврей, владеющий в Песах этой смесью, все равно нарушает запрет Торы.

3. «Хамец нукше», то есть твердый хамец, который был использован для хозяйственных нужд, или, например, в детских поделках (пластилин), но его, тем не менее, теоретически можно съесть. Такой хамец нужно уничтожить накануне Песаха по постановлению мудрецов, однако Тора не запретила владеть им.

Так или иначе, любое сомнение по поводу ха-меца в канун Песаха и в сам праздник трактуется в еврейском законе в сторону устрожения, поскольку есть опасение, что будет нарушен запрет Торы. Но после Песаха у нас есть лишь опасение, что может быть нарушен запрет мудрецов, и поэтому здесь мы склонны облегчать.

Запрет при непреднамеренном владении хамецом

Самым тяжелым моментом в обсуждаемом законе является, пожалуй, тот факт, что мудрецы запретили даже такой хамец, который остался в еврейском владении по ошибке, либо в силу случайности, т.е. совершенно непреднамеренно. Однако причина такого устрожения понятна. Ведь иначе у человека может возникнуть соблазн сохранить у себя хамец в течение Песаха для того, чтобы воспользоваться им после праздника, а когда ему скажут, что этот хамец запрещен, он всегда сможет ответить, что этот хамец был забыт и остался совершенно случайно, что в итоге может привести к потере запретом своего истинного значения.

Именно этим положением закона и объясняются всякие страшные случаи, происходившие с евреями, которые держали шинки на откупе у помещиков, и продавали там водку. Мы уже упомянули о том, что иногда местное нееврей-ское население, подстрекаемое помещиком или служителями культа, отказывалось купить содержимое лавки на время Песаха, и тогда еврею приходилось накануне Песаха объявлять свои запасы водки бесхозными, а ту водку, которую случайно не обнаружили до праздника, выливать на землю. Очень часто в историях на эту тему говорится следующее: «Еврей пошел к раввину, и тот сказал, что поскольку речь идет о потере пропитания, то эта ситуация определяется как “большой ущерб”, и потому можно облегчить. Но еврей не захотел полагаться на облегчение, и потому вылил/сжег весь хамец. И потом получил за это награду Свыше».

Но о какой такой возможности облегчить говорил раввин?

Хамец, который был аннулирован на Песах («битуль»)

На самом деле, как мы уже сказали выше, запрет на «хамец, над которым прошел Песах», действует лишь в том случае, когда человек нарушил — преднамеренно или случайно — запрет Торы владеть хамецом в Песах. Но что если он аннулировал хамец до Песаха?

Ведь тогда он не нарушает из-за него запрет Торы. Аннулирование хамеца — это когда в канун Песаха, перед наступлением запрета иметь хамец в своем владении, еврей делает следующее заявление: «Всякое квасное и закваска, находящиеся в моем владении, известные и неизвестные мне, уничтоженные мной и не уничтоженное мной, пусть будут аннулированы, и будут никому не принадлежащими, как прах земли». После этих слов возникает интересная ситуация: человек, в доме которого фактически продолжает находиться какой-то хамец, не нарушает, тем не менее, запрет иметь хамец в своем владении, по одной из двух возможных причин. Согласно мнению Тосафот («Псахим» 4б), он не нарушает запрет, поскольку отказался от своих прав и прятязаний на него, объявив этот хамец бесхозным. Т.е. это уже не его хамец. В свою очередь Рамбан в начале комментария на трактат «Пса-хим» (4б), пишет, что при аннулировании хаме-ца «совпало его мнение с мнением Торы, которая считает хамец в Песах совершенно негодным к любому употреблению».

Таким образом, было бы логично допустить, что человек, который аннулировал хамец перед Песахом, будет иметь право использовать этот хамец после Песаха, и в том числе употреблять его в пищу, ведь для него это как будто новый, свеженайденный хамец, которого раньше ему не принадлежал. Более того, поскольку большинство людей сжигает хамец, произнося при этом текст аннулирования, который напечатан в любом сидуре и в каждой Пасхальной Агаде, то должно было получиться, что запрета использовать то квасное, которое случайно не было обнаружено и осталось, не должно быть вообще…

Но с другой стороны, мы уже знаем, что мудрецы запретили хамец после Песаха даже в том случае, когда человек оставил его случайно, лишь для того, чтобы не оставлять лазейку тем, кто захочет намеренно сохранять хамец в Песах, чтобы потом использовать, говоря, что хамец остался во владении по ошибке. И с точки зрения логики запрета, быть может, есть смысл оштрафовать и тех, кто аннулировал хамец, из-за тех, кто оставит хамец на Песах и не аннулирует его?

Об этом спорят между собой авторитеты алахи.

Тур («Орах Хаим» гл. 448), приводит два мнения, высказанных в литературе относительно этого вопроса. Сам он согласен с позицией «Иерусалимского Талмуда», который запрещает хамец, который был в еврейском владении в Пе-сах, даже если этот хамец был аннулирован владельцем, поскольку мы подозреваем, что человек скажет, что аннулировал хамец, даже если на самом деле не делал этого. Второе мнение было высказано автором книги «Итур», который запрещает такой хамец в пищу, но разрешает другие варианты извлечения пользы из него. Например, продать нееврею.

Тур приводит мнение автора книги «Итур», но спорит с ним, считая, что непонятно, в чем разница между пищей и другими вариантами пользования. Наоборот, то, что запрещено в пищу — запрещено и в использовании, а то, что разрешено — разрешено в пищу.

«Бейт Йосеф» объясняет, что решение книги «Итур» строится на том, что хозяин хамеца, возможно, будет обманывать насчет аннулирования, даже если его не делал, только ради того, чтобы употреблять этот хамец в пищу, а не ради того, чтобы ему разрешили воспользоваться им как-то иначе. Впрочем, существует и третье мнение, которое полностью разрешает хамец в этом случае.

Принято учитывать мнение книги «Итур» в тех случаях, когда дело касается большого ущерба, чтобы разрешить такой хамец хотя бы в пользовании, если не в пищу.

И в этом смысл многих историй о том, как в результате различных ситуаций хамец оставался во владении еврея на Песах. И поскольку еврей уже аннулировал этот хамец, то постфактум, в случае большого ущерба, можно было бы его разрешить, пусть не для употребления в пищу, но хотя бы для другого использования. Однако, сообщают нам в этих историях, были праведники, которые не хотели на это полагаться2.


1 Совершенно ясно, что Тора запретила владеть хамецом только непосредственно в сам Песах. Но, быть может, мудрецы взяли этот запрет и продлили его, и теперь он действует и после Песаха?

2 Целый ряд интересных историй по поводу «хамеца, над которым прошел Песах» приведен в книге «Шаарей Тшува» («Шулхан Арух», «Орах Хаим» гл. 448).

Из журнала «Мир Торы»