Полторы тысячи виртуальных раввинов

Сколько учеников должен набирать учитель? По моему мнению, столько, сколько может обучить, не теряя с ними личного контакта

 

Александр РЫБАЛКА

 

Еще лет 150 назад иешивы и, тем более, колели (иешивы для взрослых) были небольшими. Звание главы иешивы считалось почетным! У крупного раввина — а другому бы не доверили возглавлять иешиву, — занималась группа в 10-20 человек, не более. И учились люди до тех пор, пока не получали раввинский диплом – "смиху". Ну, а человеку, который не собирается получать "смиху" и вообще, так сказать, работать по религиозной линии, и в голову не пришло бы учиться в иешиве — работать надо, семью кормить. 

В первой половине прошлого века эту ситуацию резко изменил раввин Меир Шапиро из Люблина. Он создал иешиву "Хохмей-Люблин" ("Люблинские мудрецы"), в которой одновременно учились 150 человек.

— Зачем ты набираешь так много людей? – спрашивали у него. – Где на всех найдутся раввинские должности?

— Я не думаю, что они все станут раввинами, — отвечал рав Шапиро. – Зато они точно будут знать, какой им нужен раввин!

Ответ, конечно, остроумный, но вместе с тем говорящий о том, что уровень обучения в иешивах понизился. После рава Шапиро эти заведения воспитывали, в основном, обывателей, хорошо владеющих основами еврейского религиозного законодательства.

Рав Шапиро, как известно, скептически относился к сионизму. А в его иешиве, среди прочих, обучался раввин Домб, будущий духовный глава секты крайних антисионистов "Натурей-Карта". Но парадоксальным образом именно в Израиле система рава Шапиро — обучать всех подряд — была доведена до логического завершения.

А наша история начинается с того, что в один из самых уважаемых в Израиле колелей (я назову его "Община упорных") нагрянула неожиданная проверка из министерства просвещения.

Проверка в колеле – дело, как правило, несложное: подсчитывают количество учащихся, проверяют удостоверения личности, сверяют со списками. Зачем все это? А затем, что студенты колелей получают небольшое, до тысячи шекелей, пособие от государства, на которое, по идее, и должны существовать. Пособие выделяет министерство просвещения, вот оно время от времени и устраивает проверки. Впрочем, в министерстве не заинтересованы в изменении ситуации, поэтому особенно не свирепствуют. Если на занятиях присутствуют более половины учеников, а у директора колеля (или иешивы) есть данные всех удостоверений личности, то проверяющие закрывают глаза на "недостачу". В конце концов, человек может заболеть. К тому же все понимают, что учащимся необходимо подрабатывать…

Тут следует ненадолго заглянуть в прошлое.

Дело в том, что Давид Бен-Гурион заключил с лидерами ортодоксального иудаизма соглашение, по которому учащиеся иешив не будут служить в армии, поскольку не могут оторваться от изучения Торы. Вот и пришлось им посвятить все время изучению Торы вплоть до достижения 41 года, когда человека автоматически демобилизуют по возрасту.

Но возник вопрос: как же так? В армии им служить недосуг, а на работу времени хватает? Но на что жить, если не работать, а только сидеть над святыми писаниями? Вот поэтому обучение в иешиве частично спонсируется ее руководством и частично дотируется государством, иначе ученику придется работать и, следовательно, не найдется причины давать ему отсрочку от армии.

Но вернемся к нашей истории.

На протяжении двух лет наблюдений и внезапных проверок ревизоры минпроса обратили внимание на то, что в колелях сети "Община упорных" не хватает всегда одних и тех же учащихся. Списать этот феномен на болезнь или отлучку для подработки никак не получалось. Тогда было заведено дело о мошенничестве, и сотрудники полиции взялись за розыск "пропавших". Выяснилось, что в последние пару лет на занятиях никогда не присутствовали, ни много, ни мало, полторы тысячи учащихся. При этом их документы (то есть номера теудат-зеутов и прочие личные данные) были в порядке! Куда же подевались люди?

Постепенно полиция стала их находить. Как оказалось, учащиеся целыми днями работали по-черному в разных религиозных бизнесах: кто продавцом в магазине, кто на складе, кто в пекарне, кто в типографии… … Естественно, их работодатели социальных отчислений не делали. Но даже если бы они и пожелали их делать, это не представлялось возможным, поскольку данные работники официально числились учащимися колеля. Образовался порочный круг: человек не может работать официально, так как в этом случае — добро пожаловать в армию! Армии же, если честно, 30-летний солдат, не имеющий навыков светской жизни, просто не нужен.

Размах "Общины упорных" был велик. Минпрос обвиняет их в незаконном присвоении 43 миллионов (!) шекелей. Эта сумма частично использовалась на развитие сети колелей, но в основном деньги якобы присваивались ее руководством. Добавьте к этому проценты за доказанное время мошенничества (в обвинительном заключении фигурирует четырехлетний период), так что окончательная сумма иска составила чуть более 52 миллионов шекелей. Добавьте сюда страховые взносы, не внесенные в "Битуах леуми". И примите во внимание тот факт, что "Община упорных" — это только одна сеть религиозных учебных заведений.

Что и говорить, сегодня "вечный студент", если у него нет богатых родителей, на пособие от министерства просвещения просто не выживет. В хорошем — богатом — колеле учащийся получает 4000 шекелей в месяц, то есть меньше нынешней минимальной зарплаты по стране. Для одного человека, привыкшего к скромной жизни, подобная сумма вполне достаточна. Но ведь учащийся колеля должен быть женат, и на указанную сумму живет вся его немаленькая семья. В подобной ситуации человеку остается одно: передать свои личные данные какому-нибудь колелю (который пособие от минпроса, естественно, будет класть себе в карман), а самому идти работать нелегально. Вплоть до того момента, когда отсутствием учащегося на занятиях не заинтересуется министерство, а затем и полиция.

На сегодня структура договора между государством и ультраортодоксальной общиной полностью потерпела крах. Если на момент основания государства освобождение от службы в армии получили 400 ешиботников, то по последним данным в армию под предлогом "Торато – омануто" ("Тора – его постоянное занятие") не призвались уже 35000 человек. Предложить этим людям отслужить срочную службу, а потом пойти работать тоже нельзя – они станут изгоями в ультраортодоксальной среде.

Но самый негативный, на мой взгляд, аспект данного случая состоит в том, что основная часть ультраортодоксов руководство "Общины упорных" мошенниками вовсе не считает. Да, они немного увлеклись, складывая деньги в свой карман и создав полторы тысячи липовых студентов. Но ведь люди, которым обязательно нужно числиться учащимися колеля, все равно обратились бы куда-то!

Вот так и коррумпируется ультраортодоксальная община, которая, по идее, должна представлять собой наиболее честный слой населения. А простые евреи, которые в иешивах не обучались, считают, что если уж харедим мошенничают, то им и подавно можно!

Отдельной строкой опишу положение полутора тысяч "виртуальных раввинов". Что с ними делать? Посадить в тюрьму? Тогда придется строить еще одно пенитенциарное заведение. Наложить штраф? Так они и так еле сводят концы с концами. Призвать в армию? А на фиг, простите, там нужны взрослые многодетные солдаты? Нет, придется беднягам искать другой колель, который согласится принять на учебу… их удостоверения личности.

"Новости недели"