Реальные чудеса в Израиле

Известный израильский гид и журналист — об особом влиянии молитвы в Цфате на успехи в бизнесе

Вадим МАЛЕВ

Мне в последнее время неоднократно приходилось слышать сомнения в вознесении Ильи Пророка и даже самого Иисуса. Мол, где вы видели летающих евреев? Хорошо, не верьте. Живите, как хотите, но послушайте одну историю, свидетелем которой я был совсем недавно. Не о летающих евреях, правда, но о чудесах.

Случились у меня замечательные туристы. Вообще-то у меня все туристы замечательные. Но эти были прямо особые. Им все здесь нравилось: каждый камешек Израиля, каждый его листик. Я прямо горел от их любви. Помните ту необычную израильскую жару недели две назад? Это они нагрели. Вот заезжаем мы в Цфат, окунаемся в микву Ицхака Лурье, покупаем свечи в самом красивом магазине-мастерской Израиля – все чин чином. И на выезде уже навещаем усыпальницу великого нашего танны Йуды Бар Илая.

Блестящий оратор, один из пяти последних учеников самого раби Акивы, Бар Илай неустанно призывал евреев к труду. Так и говорил:  Конечно, это шутка. Он говорил всего лишь так:«Евреи, покажите мне место в Писаниях, где было бы сказано, что можно только изучать ТАНАХ и не работать?»

«Велико значение труда, так как он делает честь занимающемуся им» (Нед. 49б).

И так:

«Не обучающий сына ремеслу как бы обучает его грабежу» (Кид. 29а).

Впечатляет, правда? Поэтому на его могиле молятся Всевышнему о финансах, просят прибавки в зарплате, о новой работе, об открытии бизнеса и прочих материальных вспомоществованиях свыше.

— У нас, у гидов работа с перепадами, — объяснял я своим туристам. — Случаются застои, «мертвые сезоны», просто отказы. И вот, если мы оказываемся здесь, молимся Всевышнему (конечно, не самому Бар Илаю — мы ж не язычники), то случаются удивительные метаморфозы. Вдруг позвонит работодатель, который уже несколько лет к гиду не обращался, и о котором уже забыл, и предлагает работу. Прямо в тот же вечер.

Смотрю на туристов — вежливо улыбаются. Ни единого возражения, но и эйфории нет. И уж, конечно, фраз типа «спасибо, Вадим, что привел нас на такое замечательное место» — тоже нет. Крякаю про себя от досады, но делать нечего. Из всех апостолов последователи Фомы-неверующего пребывают в явном большинстве.

«Я помолюсь, — говорит туристка без особого энтузиазма. – Я вообще-то жду одного важного контракта»…

 Цфат: древность и современность. Фото Владимира Плетинского

Цфат: древность и современность. Фото Владимира Плетинского

Спускаемся по ступеням к могиле. Благо, никого кроме нас не было и, следовательно, женщин тоже никто не гонял из мужской половины. Сидим в темноте – только свечи зажгли, но они мало что освещают – молимся. Хорошо молимся, с чувством. Про себя, но правильно – с артикуляцией – чтобы воздух входил и выходил.

Поднимаемся наверх и сразу же мой телефон подает сигналы. Там у могилы под землей связи не было – так сейчас он заголосил. Читаю СМС и сразу молча показываю туристам. Послание от коллеги, просит через несколько дней поработать, заменить его. Аккурат после того, как все мои плановые работы иссякнут.

На обратном пути мы в основном молчали, предаваясь воспоминаниям об удивительном городе воздуха Цфате и о чудесах, которые его окружают.

Верьте в чудеса, друзья. Да по вере вам воздастся!

Да, чуть не забыл, через три дня после наших поездок позвонила туристка: она таки получила желанный контракт…

Источник: "Исрагео"