Брин Сергей

Один из самых богатых людей планеты, подаривший миру Google, сегодня празднует свой 42-й день рождения. 

 

Кто и как воспитывал в рожденном в СССР еврее склонность к бунту, что заставляет его с 30 миллиардами долларов в кармане прыгать через забор и почему ему легче общаться c израильскими школьниками, нежели с политиками.

В мае 2000 года на церемонии Webby Award - аналога премии Оскар в интернете, Сергей Брин произнес простые слова, которые можно сравнить, пожалуй, по масштабу дальнейших событий с фразой Юрия Гагарина «Поехали!».

 

Держа в руках награду «Народный выбор» в номинации технических достижений, он скажет лишь: «Мы любим вас, пользователи Google!» – и уже через месяц Google официально станет самым большим поисковым сервером в мире, проиндексировав миллиард страниц. А когда в 2004 году акции Google появятся на бирже, личное состояние Сергея Брина по темпам роста доходов опередит учредителей корпорации Microsoft Билла Гейтса и Пола Аллена.
Cегодня именинник находится в первой двадцатке богатейших людей мира. Две недели назад он стал президентом нового холдинга Alphabet, в котором уже всемирно популярный основанный им Google - лишь одно из многих дочерних предприятий. Сам он уверен: достигнуть всего этого к 42 годам ему помогли принципы, заложенные с самого детства – идти постоянно вперед, не останавливаться на достигнутом, становиться только лучше.

Семь лет назад Сергей Брин был в Израиле с долгим визитом в честь 60-летия создания еврейского государства. Он был неразговорчив и серьезен в своих дорогих костюмах на официальных встречах с израильскими политиками, расслабился только тогда, когда, переодевшись в джинсы и кроссовки, приехал в одну из израильских школ.

«Мои родители – обычные русские евреи, – так начал Брин свою речь.

– Мой отец – преподаватель математики, и у него есть определенный подход к обучению.
Он простой. Вот  мне сказали, что ваша школа недавно получила семь из десяти наград на математическом конкурсе школ Израиля. Так вот, мой отец в таких случаях говорит:
" Как насчет остальных трех?».

«Как насчет остальных трех?» – именно этот вопрос, очевидно, постоянно задаваемый Брином самому себе, и можно считать одним из объяснений его потрясающего успеха.

Оба родителя Сергея Брина – выпускники механико-математического факультета МГУ. Михаил Израилевич Брин – бывший научный сотрудник Научно-исследовательского экономического института при Госплане СССР, кандидат физико-математических наук, ставший в Америке почетным профессором Мэрилендского университета.

Мама, Евгения – в прошлом научный сотрудник в Институте нефти и газа, затем специалист по климатологии NASA, автор многих трудов по метеорологии, директор благотворительной организации ХИАС.

Бабушка и дедушка Сергея также связаны с наукой и широко известны. Некоторые исследователи его биографии доходят и до прабабушки – Рахили Израилевны Кациной, родившейся в 1886 году. До 1914 года она жила в Германии, потом была интернирована в США, где вступила в компартию США. В университете Чикаго училась на микробиолога, а в 1921 году отправилась в Россию, желая строить новое, светлое социалистическое будущее. В 1938 году она была назначена директором Московского бактериологического института,но вскоре арестована и приговорена к восьми годам тюрьмы за деятельность,«подрывающую основы коммунистического общества».
После досрочного освобождения в 1941 году, она всю войну проработала в полевом госпитале, а затем, до конца своей жизни – в простой поликлинике. 
Ее рассказы об Америке начала XX века зародят и в ее внуках мысль о том, что можно тоже попробовать. И вот, в конце 70-х годов, из небольшой квартирки в обычной пятиэтажке в центре Москвы, Михаил и Евгения Брины вместе с шестилетним Сергеем переезжают в небольшой дом в Мэриленде.
Еврейская коммуна помогла им приобрести подержанный Ford, устроила Сергея в начальную школу при местной синагоге.
Позже Сергей признается, что уклон в историю еврейского народа был ему тогда совершенно неинтересен.

Он изменит свое мнение довольно скоро: в 11 лет родители свозят его в Израиль, и он станет готовиться к ритуалу бар мицва.

Правда, в последний момент он от иудаистского посвящения все-таки откажется, но мысли о национальном самосознании сохранит.

«Я всегда чувствовал себя каким-то   меньшинством, – признался однажды Сергей.

– Думаю, что это, отчасти, следствие того, что я еврей. Впрочем, именно это чувство подарило мне осознание, что и не нужно быть частью толпы, нужно постоянно сохранять свою независимость, стремиться к бунту».

О его бунтарстве говорили родителям в школе, которую Сергей закончил блестяще, в универ-ситете в Мэриленде, где он досрочно, за три года стал бакалавром по специальности «Математика и компьютерные системы»,  и даже в Стэнфордском университете, где Брин прославился своей привычкой врываться ради интересных разговоров в кабинеты профессоров.

«Дерзкий молодой человек. Но такой умный, что ему всё сходит с рук», – постоянно говорил один из профессоров.
Именно в Стэнфордском университете Брин знакомится со своим будущим партнером Ларри
Пейджом. «Ларри задействован почти во всех сферах моей жизни, – говорил как-то Брин.

– Но прежде всего, он мой самый лучший и первый друг».

Впрочем, как оно обычно и бывает, поначалу, будущие друзья не понравились друг другу: постоянно спорили и ругались. Зато когда вместе пришли к идее создания поисковой машины для университета, сблизились, опробовали ее в 1996 году на сайте google.stanford.edu  и поразились результатам. Запросы росли без всякой рекламы, просто благодаря «сарафанному радио»:
довольные пользователи их сервиса рассказы-вали о сайте знакомым, друзьям и друзьям друзей. Уже в сентябре 1997 года был зарегистрирован домен google.com, а ровно через год и сама компания.
Обрабатывая к тому времени уже десятки тысяч запросов, Google переезжает из аудитории университета в комнату студенческого городка, а позже арендует гараж в доме сестры будущей жены Сергея. Позднее этот дом в Менло-Парке, где в арендованном вместе с комнатой гараже размещался Google, станет   достопримечательностью, и компания приобретет его в собственность.
К слову сказать, Брин доказал имеющуюся в Америке «теорию» того, что гараж – неотъемлемый признак дальнейшей успешности начинающих высокотехнологичных компаний, ведь до Брина основы своей компании в арендованном гараже также закладывали Билл Хьюлетт и Дейв Паккард, да и первый Apple Стива Джобса тоже был собран в гараже.

Вот так, начав «гаражное производство» малоизвестного Google в 1997 году, университетские друзья выстроили одну из самых
передовых технологичных компаний.

«Быть не как все» и «Не быть злом» – вот два основных девиза Брина, которые помогают ему изо дня в день принимать важные решения, развивать компанию, работать в которой меч- тают миллионы, оставаясь при этом обычным парнем, живущим в трехкомнатной квартире в Америке и абсолютно спокойно относящимся кденьгам.

«Я учился на курсах цирковой акробатики, и в один из первых дней обучения сцепился в ожесточенном споре с каким-то молоденьким мальчишкой, – рассказывает один обычный американец.

– Мы спорили о достоинствах Android против iPhone.
Только потом, гораздо позже я с удивлением узнал, что это был Сергей Брин. А ведь мы с ним, подружившись за время спора, после занятий прыгали через заборы и пролезали под поездами на железнодорожных путях, потому что так было короче. Никогда бы не подумал, что так себя может вести один из богатейших людей Америки».
Другой американский предприниматель рас-сказывал, что однажды впервые оказался в Сан-Франциско, где ему в какой-то момент необходимо было срочно организовать бизнес-встречу.
Смартфонов тогда еще не было, поэтому он и понятия не имел, как и где это сделать в незнакомом городе. На кону стоял весь его
бизнес, когда на помощь пришло сообщение от Google, подсказавшего отличный ресторан неподалеку.
Подходя к ресторану, оказавшемуся за углом, он лицом к лицу столкнулся с Брином и излил на него такой обильный поток благодарностей – за спасенную бизнес-встречу и за прекрасный смс-сервис, – что это заняло у него добрых десять минут.

Сергей Брин всё это время вежливо слушал, улыбался и лишь в конце сказал: «Я очень рад, что вам нравится». Как выяснилось позже, ровно на десять минут и ровно в этом ресторане задержалась презентация Google, на которой присутствующие высокопоставленные гости терпеливо ожидали Брина, уделившего эти десять минут простому незнакомцу.

Есть даже благодарность в адрес Брина за подаренное семейное счастье.

Человек, собиравшийся сделать предложение своей девушке, за несколько мгновений до оглашения волнующего вопроса «ты выйдешь за меня?» случайно встретился с Брином, идущим по улице. Сергей ответил ему взаимным приветствием и рукопожатием, пройдя дальше. На вопрос невесты, кто это, жених ответил: «Это Сергей Брин, Далай-лама для меня!»

Невеста была приверженкой буддизма, шутки не оценила, вечер был испорчен, предложение руки и сердца не удалось.

«И хорошо! – пишет взволнованный америкнец Брину.

– Теперь я счастлив в браке с совершенно иной избранницей!»

И это далеко не полный перечень историй о случайных встречах с Брином, которыми делятся люди в интернете, восхищаясь им.
Конечно, эти истории никогда не повлияют ни на акции его компании, ни на место в списке Forbes. Но это нечто большее. Это ответный посыл миллиарда пользователей на его речь из пяти слов в 2000 году: «И мы любим тебя, Google!»

Такой вот он, сегодняшний именинник, имеющий миллиардные доходы, но не кичащийся ни ими, ни своими новаторскими достижениями. Верящий, что главная его цель и открытия жизни еще впереди, и безудержно к ним стремящийся.

 

Алексей Викторов